ВЛАДИМИР ПУТИН КАК МАТЕРИАЛИЗОВАВШИЙСЯ ИМИДЖ


ВЛАДИМИР ПУТИН КАК МАТЕРИАЛИЗОВАВШИЙСЯ ИМИДЖ

Елена БАШКИРОВА,кандидат философских наук,генеральный директор "РОМИР",Наталья ЛАЙДИНЕН, менеджер по связям с общественностью. Журнал «Советник» N 12 (48) 1999

Полгода назад, еще в бытность премьером Сергея Степашина, мы опубликовали данные одного социологического исследования, проведенного центром "РОМИР" (см. "Советник" № 6/99). Тогда мы еще не могли предположить, что полученные результаты - казалось бы, чисто теоретические - уже в ближайшие месяцы самым непосредственным образом спроецируются на реальную российскую политику.

"Мы решили подойти к проблеме выборов 2000 года с особой стороны и попробовали выяснить, не КОГО хотели бы видеть россияне президентом, а КАКИМ этот человек должен быть по их представлениям, - говорилось в нашей июньской статье. - Иначе говоря, к какому ТИПУ личности - скорее, на бессознательном уровне, чем осознанно - склоняются избиратели".

Исследование основывалось на методах, используемых в сравнительно новой науке - соционике, объектом изучения которой служат психологические типы людей. Участникам предлагалось выбрать одного из шестнадцати кандидатов в президенты, каждый из которых являлся ярким представителем определенного психологического типа. В списке были представлены как герои "культовых" литературных произведений и кинофильмов, так и реальные люди - но лишь те, кто уж точно не станет баллотироваться в президенты России на грядущих выборах.

ЗАПАДНАЯ СОЦИОНИКА И РОССИЙСКИЙ МЕНТАЛИТЕТ

Как выяснилось, 70% россиян предпочли бы видеть на посту президента сильного, волевого, инициативного человека, более живущего умом, чем сердцем. В соционике для обозначения такого типа используется выражение "предприимчивый логик", или, согласно терминологии К. Юнга, "сенсорно-логический экстраверт". Это решительный, принципиальный человек с жестким характером. Он не сомневается в своем праве руководить людьми, оставляя за собой последнее слово при коллегиальном обсуждении.

Человек этого типа увлечен своим делом (иногда фанатично) и способен увлекать им других. Информация о нем среди последователей обычно распространяется путем "заражения" при коллективном общении, вызывая стремление подражать. В политике он проявляет себя как хороший тактик, способный на лавирование, однако твердо стоящий на своих принципиальных позициях. Он мало подвержен эмоциям, проявляя чудеса решительности в кризисных, самых опасных ситуациях.

Теперь сделаем небольшое отступление от соционики и поговорим о другом. Формирование представлений об идеальном национальном лидере в России шло на протяжении длительного исторического периода. Исследователи часто подчеркивают, что в самом менталитете российского народа издавна заложена тяга к сильному управляющему началу. В кризисные же периоды политические процессы обретали особо персонифицированный характер, а возможности выхода из кризиса напрямую увязывались с тем или иным историческим персонажем, способным принимать волевые решения.

И сегодня, согласно опросам общественного мнения, россиянам необходим скорее сильный лидер, чем сильная коллегиальная власть. Так, по итогам всероссийского опроса, проведенного центром "РОМИР" в октябре по репрезентативной выборке (N=2000, 41 субъект РФ, 203 точки опроса), было выявлено, что свыше 28% респондентов напрямую связывают возможность улучшения своей жизни с президентом России.

И еще одна цифра. На вопрос об основных целях России на ближайшее десятилетие, 55% граждан ответили, что для них самым важным является установление и поддержание порядка в стране. Экономические и социальные факторы - это в нынешней-то ситуации! - отошли на второй план.

РЕЙТИНГ ПРЕМЬЕРА: НА СТАРТ, ВНИМАНИЕ... МАРШ!

И вот на таком общественном фоне появилась фигура премьер-министра В. Путина - человека, у которого явно проглядывают личностные характеристики "сенсорно-логического экстраверта". Правда, анализируя "феномен Путина", надо с самого начала сделать существенную оговорку. Стартовой площадкой для взлета рейтинга нового премьера послужила не его харизматичность, политический авторитет или заведомая популярность в широких слоях российского общества, а поддержка со стороны Кремля. Для полномасштабной раскрутки В. Путина были задействованы колоссальные ресурсы, прежде всего информационные, включая самый доступный для населения канал ОРТ, ряд газет и радиостанций. На премьера начали работать огромная пропагандистская машина, а также профессиональные имиджмейкеры и специалисты по PR. Кроме того, сразу же очень четко было определено поле, на котором предстояло проявить себя В. Путину: война в Дагестане, борьба с терроризмом, боевые действия в Чечне.

В конце концов общество получило то, что хотело: на политической сцене материализовался мифологический тип лидера-героя, способного на решительные действия, не страшащегося ответственности, отстаивающего интересы России и т.д. Для массы россиян, уставших от пустых обещаний и туманных перспектив, конкретные действия премьера оказались более понятными, чем научно обоснованные экономические и политические программы. А через операцию по борьбе с терроризмом был "выпущен пар" - если под этим понимать накопившиеся в обществе недовольство властью, раздражение и усталость от затяжного процесса реформ.

С точки зрения имиджа, несомненной удачей стала кажущаяся близость В. Путина к простому населению. Она проявляется в характере речи, в одежде и поведении на публике. Премьер не перегружает свои высказывания сложными терминами, использует минимум иностранных слов, его комментарии просты и понятны. Иногда в его речи появляются образцы нарочито "сниженной" лексики (вспомним известное обещание "мочить террористов"). У В. Путина энергичная жестикуляция, уверенная походка... Короче говоря, есть все необходимое для имиджа решительного, волевого политика, у которого слова не расходятся с делом.

Особого внимания заслуживает и внешний вид премьера. Его костюмы для встреч и переговоров на официальном уровне строго соответствуют требованиям протокола (на одной из международных встреч он, помнится, появился в бабочке). В то же время его одежда для повседневной работы выдержана совершенно в ином стиле. В. Путина можно увидеть без галстука, в свитере - то есть одетым почти так же просто и буднично, как миллионы россиян.

У премьера хорошие коммуникативные данные, что обеспечивает возможность проведения "обедов" в солдатских палатках и других неформальных встреч. Здесь также В. Путин намеренно "сокращает дистанцию", чтобы в отличие от своих предшественников не казаться бесконечно далеким от народа человеком. Для российской аудитории - вполне в духе времени - образ мифологического героя дополняется образом смелого "свойского парня", способного подняться в воздух на военном самолете или выйти в море на боевом корабле.

ПОД БРЕМЕНЕМ ПОПУЛЯРНОСТИ

Если снова обратиться к цифрам, то выяснится, что "феномен Путина" - по-своему уникальное для новейшей российской истории явление. Ни один из предыдущих премьеров не достигал такого уровня поддержки населения столь стремительно. Опросы "РОМИР" зафиксировали такую динамику роста рейтинга. По итогам сентябрьского всероссийского опроса рейтинг популярности В. Путина среди возможных претендентов на пост президента составил менее 3%. В октябре он вырос до 18,5%, а к середине ноября приблизился к 38%.

Если же сравнить темпы роста популярности В. Путина и предыдущих премьеров, то можно констатировать следующее. Е. Примаков, один из самых популярных российских политиков, достиг максимально высокого для себя рейтинга среди кандидатов в президенты (около 17%) в апреле 1999 г., то есть спустя полгода после занятия поста премьер-министра. Сменивший его на этом посту С. Степашин имел почти стабильный рейтинг (5-6%) все время своего премьерства. На этом фоне динамика рейтинга В. Путина выглядит просто фантастической.

Мы не собираемся предсказывать политическое будущее В. Путина. Очевидно, что на пути нынешнего премьера немало "подводных камней". Он в значительной степени становится заложником хода чеченской войны. С одной стороны, затягивать ее до президентских выборов небезопасно, поскольку тогда целый ряд факторов (разочарование населения из-за отсутствия реальной победы, недовольство новыми расходами и потерями, спад патриотических настроений и т.п.) начнут оказывать негативное воздействие на популярность премьера.


С другой стороны, стремительная победа российских войск вряд ли принесет долговременные политические дивиденды. В этом случае внимание общества переключится на острейшие экономические и социальные проблемы. А действия и заявления В. Путина в экономической сфере пока носят во многом популистский и в чем-то сиюминутный характер: срочная выплата пенсий, частичное увеличение заработной платы госслужащим и т.д. Однако без детальной проработки социально-экономического блока вопросов дальнейшие политические успехи В. Путина выглядят проблематично. Рискнем предположить, что впереди нас ждет один из двух вариантов: либо начнется постепенная коррекция имиджа В. Путина, либо обществом будет востребован иной политик, который сможет эффективно реализовываться прежде всего в "невоенном" направлении.

Пока же можно утверждать лишь то, что появление на нашей политической сцене нового премьера в августе 1999 г. наложилось на глубинные психологические настроения и ожидания россиян. Это заставляет отнестись к "феномену Путина" весьма серьезно. А заодно и отметить грамотную - по крайней мере, пока - сопроводительную работу PR-менов.

Сайт создан в системе uCoz